«Среди немыслимых побед цивилизации,народ без бани, как карась в канализации».

Автор  Нелли Березина 24 Сентября 2015

«Экспроприация - принудительное отчуждение имущества...», а там, где отнять невозможно ищут способ, как «обрушить, забрать» и «пристроить в нужные руки». Именно это и произошло с общественной баней в Никольском. Причем, надо отметить, что баня стоит в центре поселения, располагает приличным земельным наделом, и к ней подведены все коммуникации...

 

Что же заставило местных чиновников, а речь идет не о всех специалистах администрации, а лишь о тех, кто отвечает за муниципальное имущество и о тех, кто ставит свою подпись под документами, вернуться в «лихие 90-ые», когда мальчики в малиновых пиджаках и с короткими стрижками скупали, продавали и перепродавали государственное добро в огромных количествах и размерах. Именно тогда нерадивые главари местных городов и поселений спихивали с себя ответственность за содержание имущества общественной значимости и «пристраивали» или «пристраивались» к тому, что принадлежало народу. Продавали все: колхозные земли и детские сады, Дома пионеров и станции юных техников, пекарни и бани, морги и места на кладбищах...

 

Никольское — не исключение. В небольшом поселении, предположу, также бойко шла «распродажа». Вначале отдавали в аренду, затем вышел Закон, позволивший выкупать арендуемые помещения, а затем... свободных площадей не осталось. Именно этот факт и заставил чиновников искать выход из положения. А он оказался один — экспроприация у тех, кто не успел, по разным причинам, выкупить у государства арендуемые помещения. Газета рассказывала о мытарствах предпринимательницы Евгении Майстренко, попавшей в умело расставленные сети «ушлых чиновников», которые пустили ее по миру, «отжав» помещения, которое они с мужем поднимали с нуля порядка шести лет, залезая в кредиты. (Статья «Отволокитили и отжали», газета «Тосно time» № 30 от 16.09.2015). Так что закрытие общественной бани — это не прихоть администрации, это жизненная необходимость пополнения растущих потребностей «бездонной чиновничьей бочки». И вот тут есть один нюанс... Такого права, как распродажа и раздача направо и налево имущества, которым пользуется население, чиновникам никто не давал. Такое право есть у депутатов. Именно они ОБЯЗАНЫ тщательно рассматривать документы, представленные чиновниками для продажи имущества поселения с молотка, и только потом принимать решение кому и сколько продать, отдать, передать, подарить... Ведь не случайно, вот уже несколько лет, пустующее здание детского сада мозолит глаза всем. А решение так никто и не принял. Видимо, не сговорились в цене власть и «народные»...

 

Баня — объект стратегического назначения. Когда в Никольском было три помывочных объекта, распродажа двух, предположу, прошла в тихой, «семейной» обстановке. Народ успокоили фразами об отсутствие средств на содержание, мол, и людей мало ходит, да и без бани, вроде бы, городок не остается... На том и разошлись: депутаты с чувством исполненного долга, чиновники, потирая руки, а народ с сочувствием к государственной казне, так внезапно обедневшей. В 2011 году над единственным помывочным объектом вновь нависла угроза закрытия и ликвидации, но, как заверяют местные депутаты бия себя в грудь, они сумели отстоять баню, выделив средства на ее ремонт. В 2012 году, в присутствии немногочисленной общественности, депутаты и чиновники торжественно разрезали ленточку, запустив парок в парилку, а затем начались причуды: каждый год на ремонт банного отделения стали отпускаться немыслимые средства. Что и как ремонтировали по два-три месяца можно охарактеризовать несколькими непечатными словами, которыми посетители дают оценку ремонтникам и нерадивым чиновникам, принимающим готовый объект. Четыре года казна опустошалась на приличную сумму, отданную по договору с теми, кто проводил работы по принципу тяп-ляп. И каждый год после ремонта в бане текли краны, не закрывались плотно двери, с потолка на вещи текло ручьем, в парной проваливался пол и стояли лавки с оторванными досками, а в помывочном отделении по щиколотку в воде стояли и мылись люди... Речь не идет о такой мелочи, как тазы, цвет которых давно поблек, и стоимости одной помывки для пенсионеров...

 

Проводились строительные работы и в 2015 году. 6 июля баню закрыли на ремонт, а числа 6-7 августа - открыли, чтобы в двадцатых числа августа, в нерабочий для бани день, вдруг обвалился потолок. Причем аккурат посередине помывочного отделения. И это наводит на мысли, опять же, предположу, элемента сговора между заказчиком и исполнителем. Судите сами, после ремонта ЗАКАЗЧИК ОБЯЗАН ПОДПИСАТЬ АКТ ПРОДЕЛАННЫХ РАБОТ. Фактически, подтвердить, что все работы сделаны согласно сметы и хорошего качества. ВОПРОС: кто подписывал договор на ремонт и с какой организацией? Кто принимал работу и подписывал Акт приемки? Какая сумма была переведена или оплачена наличными строительной организации? Почему администрация до сих пор не поставила вопрос о некачественном ремонте и об устранении недоделок за счет бракоделов? Почему депутаты до сих пор не спросили с администрации, так легко отдавшей деньги халтурщикам? Эти вопросы, вообще-то, должны задавать специалисты из прокуратуры и дать свою оценку случившемуся.

А вот безответственность нардепов, неумение спросить с чиновников, или нежелание, если не предположить худший вариант: элемент договоренности, и позволили наиглавнейшим спецам в администрации так вольно распоряжаться имуществом, средствами и властью.

Но, вернемся к бане. Статья «Им бы «...выпороть веником душу...» размещенная на сайте и опубликованная в газете «Тосно time» (№ 31 от 23.09.2015), вызвала интерес у одного из телеканалов области и журналисты решили встретиться с жителями города, чтобы из первых уст услышать о том, что же произошло. В минувший четверг возле закрытых дверей помывочной собрались неравнодушные люди, обеспокоенные тем, что за три десятка лет с момента «великой перестройки» город потерял три общественных заведения, стоящих на балансе у местной администрации, а это означает, что с молчаливого согласия народных избранников, чиновники распорядились имуществом города без согласия как депутатов, так и самих горожан, решив за них - мыться им или не мыться. Скорее всего приостановка работы бани — это еще один финт чиновников, который поможет им обеспечить своего человечка дешевым или бесплатным помещением. Дело в том, что свободных помещений, которые администрация могла бы сдавать в аренду и пополнять таким образом казну в Никольском нет. Всё, что можно было продать, давно уже продали, и теперь уже собственники диктуют цену аренды высвободившихся у них площадей. Так что обрушившийся потолок в бане, как никогда мог решить несколько проблем для чиновников: избавиться от довольно дорого содержания помывочной; получить кое-какие средства в казну и удовлетворить просьбу некоего близкого к кругам администрации человека. Я уже предполагала, что этим имяреком окажется один из тех, кому выдан мандат народного доверия, а депутат Лариса Грязнова на встрече с никольчанами, даже озвучила фамилию счастливчика, якобы с которым она уже давно ведет переговоры.

 

Поспешность, с которой чиновники и отдельные депутаты закрыли баню, а руководство частного предприятия выдало расчет бывшим сотрудникам не оставляет шансов на возрождение общественной помывочной. Вот об этом и шел разговор никольчан с областными журналистами. Чиновников на встрече не было, как не было и врачей депутатов, которым по статусу положено бить в колокола, дабы педикулез, грибок и прочая зараза не стали постоянными «клиентами» местного поаеления. За всех депутатов отвечал лишь Виктор Павлов. Много было нареканий и на работу главных чиновников местной администрации. Старшее поколение с горечью говорило о том, что в войну бани исправно работали, а сейчас на дворе 21-ый век, а попариться нет возможности. И это при том, что в Никольском огромный частный сектор, плюс дома старой постройки, где нет горячего водоснабжения. А в тех домах, где есть ГВС людям приходится часами спускать воду, чтобы дождаться нужной температуры. К тому же вода не всегда идет чистая.

Не внесла ясность по дальнейшей судьбе бани и встреча делегированных активистов с местными чиновниками в присутствии журналистов из области. Специалисты от власти нового ничего не сказали. Речь шла об отсутствии средств на содержание бани, о том, что здание нуждается в капитальном ремонте, что никто из управляющих компаний города не хочет обслуживать баню и нужно создавать иное предприятие...

Чем закончился разговор общественности с властью? Местные депутаты — В. Павлов, О. Лавренов и Н. Есина пообещали, что 6 октября с.г. первым вопросом повестки очередной сессии будет вопрос по бане. Хотя и здесь есть большие сомнения. Проголосуют ли все депутаты в пользу населения? А если чьи-то интересы будут ущемлены, если кто-то уже «раскатал губу» на приличное помещение с приусадебным участком, что тогда будет? Единственные, кто выиграл во всей этой «мутной» истории, так это чиновники, сумевшую таким образом «выкрутить руки» нардепам, заставив их пообещать народу проголосовать за выделение дополнительных средств на ремонт помещения. Так что вся история с закрытием бани больше смахивает на фарс чиновников перед огромными переменами в Никольском, если не сказать переделе предприятий. По городку упорно витают слухи, что о закрытии бани заговорили в связи с банкротством (ликвидацией) одного из частных предприятий системы ЖКХ. Какого именно, пока, не уточняется, но поговаривают, что из двух частных сделают одно унитарное. Но, это уже будет другая история...

 

Нам остается только надеяться, что сюжет о бане в Никольском увидит, а может быть и прочтет газету, губернатор Ленинградской области и, тогда, помните, у Некрасова: «...барин сам увидит, что плоха избушка, и велит дать денег...»...

Нелли БЕРЕЗИНА,

Никольское.

 
 
 
 


Комментировать: